13 июля 2007
С 29 июня по 7 июля 2007 года в нашем городе проходил международный фестиваль классической пьесы «Никольскъ-Уссурийскiй». Приятно отметить, что активное содействие этому знаменательному не только для города, но и для всего края, культурному событию оказали студенты УГПИ. Фестиваль собрал под крышей Уссурийского городского драматического театра коллег из России (Уссурийск, Находка, Хабаровск), Китая, Японии, Южной Кореи и США. Несмотря на то, что фестиваль был заявлен, как «фестиваль классической пьесы», там были представлены и экспериментальный проект Уссурийского драмтеатра «История джунглей» (совместно с народным цирковым коллективом «Искорка», театром танца «Апельсин» и группой «Арт-Дэнс»), традиционный китайский театр и корейский театр пантомимы. Совершенно отдельно стоит упомянуть спектакль Токийского нового репертуарного театра «Самоубийство влюбленных» по пьесе японского драматурга XVIII века М. Тикамацу. Хотя актеры работали на японском языке, но утонченность интонаций, точность отработанных жестов и поз, продуманность мизансцен до мельчайших деталей доносили до зрителя суть переживаний героев. Но в целом господствовала русская классическая пьеса: зритель увидел постановки и по Фонвизину («Недоросль», Приморский краевой драматический театр молодежи) и по Островскому («Не все коту масленица», независимое товарищество актеров «ТеАрт», возглавляемое членом Союза театральных деятелей России» С.В. Пацалем, который также руководит театром-студией УГПИ), и, разумеется, по Чехову. Если можно сказать, что русская классическая пьеса господствовала, то Чехов – царил. По Чехову было три спектакля (причем два – разные версии «Дяди Вани»). Яркую, динамичную и очень смешную (в самом хорошем смысле!) постановку чеховских комедий «Медведь» и «Предложение» показали артисты южнокорейского театра «Ен Кук Ма Ю». Они тоже сыграли на родном языке, но им было проще, чем японцам: если даже не все зрители читали эти пьесы Антона Павловича, то, судя по разговорам после спектакля, почти все вспомнили сюжет по старому советскому фильму «Медведь». Но «гвоздем программы» был второй «Дядя Ваня». Первый – постановка Уссурийского драмтеатра – открывал фестиваль, а второй был показан почти на финише. Он представлял собой смелый эксперимент известного Владивостокского режиссера, Заслуженного деятеля искусств, Л.И. Анисимова. На сцену вышли одновременно актеры из трех стран, и играли они сразу на трех языках (русском, английском и японском). Как говорилось выше, студенты УГПИ оказались в самой гуще событий. Речь идет, во-первых, о находящихся сейчас на практике студентах IV курса отделения культурологии, а, во-вторых, о волонтерах с факультета иностранных языков. Своими впечатлениями от фестиваля, увиденного «изнутри», делится студентка факультета иностранных языков Елизавета Хегя. - Лиза, какие общие впечатления? - Это было грандиозное мероприятие! И особенное для меня: меня допустили в «святая святых» настоящего театра – на репетицию. Причем не на простую, а на генеральную. Вы не поверите, какой это всплеск эмоций! Ведь сам Анисимов сказал мне: «Вы знаете язык и вы просто обязаны остаться!» Репетировали интернациональную версию «Дяди Вани». До половины третьего ночи. А бы и до утра там осталась, да хоть до следующего вечера. На седьмом небе была от счастья. Переводила актерам указания Леонида Ивановича. Они же играли на своих языках и не понимали реплик партнеров, поэтому мизансцены должны были быть построены предельно четко. - А как три студентки иняза (Елизавета Хегя, Ирина Козлова и Анастасия Калугина) оказались на фестивале? - Как обычно, Любовь Сергеевна (Л.С. Живилло – зам. декана факультета иностранных языков. – И.В.) ходила по факультету и спрашивала, кто хочет быть волонтером. Записалось человек двадцать, а в конечном итоге остались мы втроем. И вот 29-го числа мы и попали на открытие фестиваля. Просто стояли там в футболках. А до этого нам сказали, что американцев всего трое, так что переводчик нужен один, и он уже есть. А вот потом оказалось, что переводческой работы хватило с избытком и для нас. - Трудно было общаться с американцами, да еще по такой узкоспециализированной теме? - Поначалу страшно было: вдруг допущу грамматическую ошибку или заговорю с неверной интонацией. Но главное – начать разговор, потом начинаешь думать по-английски, и речь течет сама. Познакомились мы с американцами после русского «Дяди Вани». Выходим в фойе, и они тут стоят все трое (Пол Лейер, Корин Боган и Кристин Кнутсон, артисты «Seattle Novyi Theater» - И.В.). Девчонки меня подтолкнули: иди ты первой. - И о чем говорили с американцами? - О разном, но, прежде всего, об их впечатлениях. Им очень понравилось старинное здание Уссурийского театра (и снаружи, и внутри). Но больше всего их поразила игра наших актеров. Они у себя в Сиэтле тоже ставили «Дядю Ваню», «Чайку», еще что-то из нашей классики, и говорят, что в русских спектаклях «больше жизни». Менталитет разный. Я на этом фестивале видела и русского «Дядю Ваню» и американского. Так наш актер и американский сыграли двух абсолютно разных людей. Американский был намного более скован и зажат. Даже, когда в третьем акте, он должен разгневаться, Пол, как бы это сказать, слегка разнервничался, и не более того. Еще мы показали американцам Уссурийск – городской парк (а в нем – знаменитую черепаху), музыкальный фонтан, и, самое главное, театральный музей. Оказывается, есть такой у нас в городе, находится в средней школе № 22. А создал его известный в городе краевед Н.Н. Паничкин. - А что возьмете для себя из фестиваля? - Для меня, начинающей актрисы, это был бесценный опыт. Я увидела, как репетируют и играют профессионалы международного уровня. Буду с нетерпением ждать следующего фестиваля!




 


Website Security Test